История ДТП

Я занимаюсь программированием уже лет пятнадцать и умею это делать достаточно неплохо. Конечно, временами у меня возникали мысли сменить страну проживания, благо профессия способствует. Но во-первых, лень, во-вторых, казалось, что государство меняется к лучшему. Так потихоньку построил я себе домик в деревне, женился и у нас завелся ребёнок.

Весной 2011 года, едучи по Омску на авто, поймал я ямку на дороге. И так неудачно, меня занесло, вынесло боком на встречку, где в меня приехал таксист. Да так неудачно приехал, что нас отвезли в больницу.

По началу расклад нарисовался такой: жена в реанимации, у таксиста травма колена, у меня ушибы. На второй день в больнице я понял, что ушибы странные и лечение парацетомолом от них не очень помогает. Доковылял до дежурного врача и поведал ему, что «нехорошо мне, хожу странно, гнет меня в левый бок постепенно и хотя бы УЗИ мне сделать». Врач, не отрываясь от телевизора, все мои доводы проигнорировал. Сбежав от столь равнодушных лекарей и, пройдя платную томографию в другой больнице, я узнал, что мои «ушибы» оказались переломом крестцовых позвонков, рёбер со смещением отломков и жидкостью в плевральной полости.

Врачи, даже имея современное диагностическое оборудование, не видят переломов. А что же они вообще видят? Видят странное. Иногда видят даже то, чего нет. И пускай бы они эти видения держали при себе, но они дают им ход. Так, например, у меня, не употребляющего алкоголь уже пять лет, нашли при поступлении в больницу 0.4 промилле алкоголя в крови. Дознаватель ГИБДД Гущин Дмитрий получил на основании этого анализа заключение экспертов о состоянии опьянения. Похоже врачи больше заботятся о корыстных интересах дознавателя ГИБДД, чем о здоровье пациента. В дальнейшем одинаково положительные результаты этих анализов на алкоголь у нескольких участников одного ДТП дают разные судебные решения, в зависимости от отношения сотрудника ГИБДД к определенному водителю. (От чего зависит это отношение — думаю рассказывать излишне).

По поводу промилле, обнаруженных у врезавшегося в меня таксиста, ГИБДД провело отдельное расследование. Благодаря этому 18 мая в отношении таксиста было вынесено решение, в котором его признали трезвым. Буквально на следующий день, 19 мая суд лишил меня прав на полтора года за вождение в нетрезвом виде на основании аналогичного анализа крови. Судья Екименко, затверждая врачебно-милицейский беспредел, прямо в ходе процесса внесла изменения в нормативные акты.

Столь разный подход был обжалован, и суду следующей инстанции пришлось отменить обвинение в пьянстве за рулем, поскольку даже анализ мой делался одновременно в той же самой лаборатории, что и таксистский. Сам я ходить в это время ещё не мог, поэтому все эти обжалования потребовали привлечения юриста. Разумно было бы возложить понесённые расходы на допустившее необоснованное обвинение государство. Эта попытка успехом не увенчалась, государственная власть считает, что милиционеры всегда правы. Жалобы президенту, премьеру и в профильные министерства также дали одинаковые ответы — все нормально, так и должно быть.

Жена поправилась, таксисту вылечили ногу, я тоже, отлежав два месяца, вышел из больницы. Вроде дело ясное и вполне завершённое. Но не тут-то было.

Заботливое государство обнаружило, что травмы, полученные моей женой, можно квалифицировать как тяжкий вред здоровью. И соответственно, признали единственной потерпевшей, несмотря на её возражения. Меня назначили подозреваемым. Государство так чутко заботится о наших семейных делах. Следователь неоднократно пыталась подговорить жену против меня. Несмотря на заявление о примирении сторон завели и стали «расследовать» уголовное дело, постоянно дёргая на допросы жену с маленьким ребёнком. Якобы с целью выяснения всех обстоятельств. Собственно говоря, я вовсе не против проведения расследования (раз уж властям так хочется употребить эту возможность), мне интересно узнать, как так могло получиться. Но я против предвзятого фабрикования обвинения в ходе якобы «расследования». Почему я употребляю слово «якобы»?

Потому, что автотехнческий эксперт, привлечённый следователем, ставит дефекты дорожного покрытия, послужившие причиной заноса, в один ряд с природными условиями, которые водитель должен предвидеть. И хотя я исправно плачу налоги в дорожный фонд, все равно моя вина состоит уже в том, что на пути автомобиля оказалась яма. Также эксперт считает выбранную мной скорость 40 км/ч несоответствующей обстановке, при этом скоростной режим встречного автомобиля на этом же участке дороги, оцениваемый 40-50 км/ч, считается экспертом абсолютно приемлемым.

При назначении экспертиз игнорируются вопросы, которые я и потерпевшая пытаемся задать экспертам. Вместо этого, в ходе уже других экспертиз, задаются некие «вопросы в редакции следователя», ни по содержанию, ни по количеству не соотносящиеся с заданными нами вопросами.

Почему-то совершенно не рассматривают вину таксиста, который не видел опасности из-за воображаемого закругления на прямой дороге. Видимо причина столь тёплого отношения к таксисту та же, что и у разницы в расследовании опьянения. Таксисты на 146% вербуются органами и служат информаторами. Помимо этого таксист не обладает таксистской страховкой, что в случае признания его вины делает невозможными страховые выплаты. Поэтому очевидно его милицейской «крыше» приходится договариваться с гаишниками. К сожалению надзорные органы этот факт предпочитают не замечать.

Ситуация несколько осложняется тем, что в 1999 году меня уже садили в тюрьму. Только через три года, разобравшись, незаконный приговор за вымогательство отменили и попросту выгнали из тёплой уютной тюремной камеры на свободу в холодную осень 2002 года. Разумеется никто даже не извинился, хорошо хоть счёт за охрану и баланду не выставили.

Спустя 12 лет, следователь Швецова где-то обнаружила сведения о неправосудном приговоре 1999 года и вновь стала обвинять меня в несовершенном преступлении. Несмотря на мои обоснованные возражения, она упорно клевещет, гордо мотивируя правовой нигилизм тем, что «в этот отдел набрали тех, кого не берут в дворники».

Попытки прекратить этот поток клеветы натыкаются на бездействие надзорных органов, которые пренебрежительно утверждают, что «ошибки в данных о личности не образуют состава преступления». Получается, вместо реабилитации за назаконно проведённые за решёткой годы, я и мои близкие вновь выслушиваем несостоятельные обвинения от представителя властей.

Следователь отказалась допустить к участию в процессе моего защитника, сославшись на необходимость судебного решения. Суд также отказался допускать, сославшись на некомпетентность суда в этом вопросе. В результате я остался без квалифицированной юридической помощи. Конечно заботливое государство предоставило бесплатного адвоката. Но этот «адвокат» работает в интересах обвинения, а не клиента, и давно успешно сотрудничает со следователем. Представителя «потерпевшей» тоже исключили из участия в процессе, получив в результате возможность творить любой беспредел.

Что получается? Врачи, вместо лечения переломов, увлечены рисованием левых анализов с алкоголем. Менты, вместо проведения расследований, вымогают и гнобят тех, кто не платит. Судьи просто затверждают любой беспредел, который им принесли менты. Надзорные органы вплоть до президента отвечают, что все нормально, так и должно быть.

Зачем им это? Ну на личном уровне понятно — они просто блюдут личную алчность. Но это же не отдельные личности. Это слаженная система. Зачем эту систему так выстроили?

Реклама

Тайны следствия — затянувшийся сериал

эпизод 1
Молодой гаишник давит девчонку на обочине дороги. Приехавшая бригада скорой помощи пакует жертву в мешок для трупа и оставляет ждать труповозку. Приехавшая через полтора часа труповозка девчонку забирать отказывается — она была еще жива. Никто не виноват.

эпизод 2
Пешеходка, стоящая на осевой шестиполосной дороги, бросается под колеса среди бела дня и умирает через месяц. Все свидетельствует о невиновности водителя. Через 4 месяца у следствия появляется свидетель обвинения и вымогает у водителя 200000 за отказ от показаний. Встречу назначает прямо у здания где сидит следственный отдел. Получение взятки документируется сотрудниками ОБЭП. Будучи пойманым взяточник сознается, что брал взятку для следователя. Через некоторое время оказывается, что деньги он брал «в шутку», а дело о взятке буквально теряется. Всех свидетелей кроме одного обвинительного из дела убирают и отчаявшийся водитель получает свой срок.

эпизод 3
Девушка поворачивает на светофоре налево. Ждет пока поток остановится на красный и завершает проезд перекрестка. Между правым рядом остановившегося потока и бордюром на красный летит мазда. Мазда цепляет завершающую маневр девушку, принимает право руля и останавливается об людей на светофоре, убивает и калечит. Виновата не мазда летевшая на красный, а пропустившая всех и завершавшая маневр девушка. Она получает срок.

Тайны следствия

Позвольте вам представить: ОПГ ССО РДТП — организованная преступная группировка «специальный следственный отдел по расследованию ДТП УМВД России по Омской области».

Группировка руководствуется следующими простыми принципами (понятиями):
1. Мент в ДТП не виноват
2. Участник ДТП должен платить
3. Кто не платит тот виноват

Попробуем оценить объем оборота денежных средств в этой ОПГ. За два года суды Омской области опубликовали около 300 решений по статье 264. Публикуется их на самом деле меньше половины, так что можно считать что до суда доходит около 300 дел расследованых ССО РДПТ в год. Предположим, что аналогичное количество дел прекращается на стадии предварительного следствия. Итого 600 дел в год. Пусть коррупционная составляющая присутствует в том или ином виде (прекращение дела или назначение виновного) в половине дел. Примем среднюю цену вопроса аналогичной означенной в эпизоде 2. Получаем 300 * 200 000 = 60 000 000. Шестьдесят миллионов рублей. Пусть доля вышестоящему руководству составляет половину. Остается 30 000 000. Накладные расходы (представительские расходы, плата ватокатам-решалам,…) пусть составляют также 50%. Итого чистыми остается 15 000 000 рублей в год.

Пол миллиона долларов в год. Неужели на эти достаточно скромные деньги удаётся купить всю прокуратуру, УСБ, ФСБ и суд? Ведь прокуратура и милиция совершенно не реагируют на жалобы, а редкие дела по взяткам ССО РДТП буквально теряются. А вот и нет. См. пункт 1 понятий. Все эти надзорные органы активно пользуются автотранспортом и сами попадают в ДТП. У них есть жены, дети и просто хорошие друзья автомобилисты. Если случилось ДТП то «правильно» расследовать может только ССО РДТП. Ну и разумеется нужно отвечать им взаимностью.

Не так давно отделы МВД по борьбе с организованной преступностью были переделаны в отделы «Э» (по борьбе с экстремизмом). И что делать рядовому водителю столкнувшемуся с ОПГ ССО РДТП? Платить. Просто, спокойно, не впадая в экстремизм, платить. А все кто против — будут наказаны.

Всегда ли суровы Омские следователи по ДТП

Читая этот сайт может сложиться впечатление что Омские следователи очень строго относятся к нарушениям на дороге. Всегда ли они столь же суровы с водителями как в моем случае, продолжая упорно фабриковать дело где жена потерпевшая, а муж обвиняемый, несмотря на примирение сторон? Оказывается далеко не всегда.

Та же следователь Швецова прекратила дело:

Старшим следователем ССО по РДТП СУ при УВД Омской области капитаном юстиции Швецовой Ю.В., после рассмотрения материалов проверки сообщения о преступлении КУСП Номер обезличен от Дата обезличена года, поступившие из ПДПС ГИБДД УВД Омской области, Дата обезличенаг. вынесено Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ.

Хотя суд усмотрел вину водителя:

Исходя из пояснений САЮ можно сделать вывод о том, что выбранная водителем Пономарев А.В. скорость движения не обеспечивала ему возможности постоянного контроля за движением транспортного средства, поскольку он не увидел пешехода до момента наезда на него и начал экстренное торможение. Сама обстановка на данном участке дороге: наличие остановки общественного транспорта, отсутствие пешеходного перехода, ширина дороги, не позволяющей объездной маневр, обязывала водителя Пономарев А.В. в ожидании опасности для движения выбрать скорость, обеспечивающей ему возможность контролировать ситуацию на дороге, что указывает на наличие его вины в причинении вреда пешеходу.

В причинении тяжкого вреда здоровью:

были причинены телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы в виде сотрясения головного мозга и раны головы, открытого оскольчатого двухлодыжечного перелома справа с полным вывихом стопы кнаружи, закрытого двухлодыжечного перелома слева с подвывихом стопы кнаружи, раны правой голени, осложнившиеся травматическим шоком 1 степени, которые причинили тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть.

Но следователям на самом деле наплевать на законность. Прокуроры по надзору тоже не замечают таких нюансов. Похоже все дело в правильном заносе.
Читать далее

Жалоба в прокуратуру на покрывательство следствием нарушений второго участника ДТП

Прокурору города Омска
Полубоярову Алексею Александровичу
644010, г. Омск, ул. Короленко, 10

от ***

Заявление

В настоящее время я являюсь единственной потерпевшей в рамках уголовного дела №715264 по обвинению моего мужа ***, 1978 г.р., в преступлении предусмотренном ч. 1 ст. 264 УК РФ — причинении мне тяжкого вреда здоровью посредством нарушения ПДД приведшего к ДТП.

Несмотря на неоднократно заявленные ходатайства о прекращении дела за примирением сторон расследование дела продолжалось якобы с целью установления всех обстоятельств.

При этом (с многочисленными нарушениями) устанавливаются обстоятельства обвиняющие *** В.А., но игнорируются признаки преступления в действиях водителя второго транспортного средства ***.

Так например *** (л.д. 30) утверждает что не успел остановить свое транспортное средство так как находился за закруглением проезжей части и увидел опасность столкновения слишком поздно.

Но, во-первых, улица Хабаровская на том участке не имеет закруглений вообще. Во-вторых пассажирка такси, сидевшая справа от *** утверждает (л.д. 29) что увидела встречный автомобиль задолго до находившегося за рулем ***.

Таким образом имеется очевидное противоречие показаний второго участника ДТП показаниям свидетеля и фактическим обстоятельствам. Тем не менее жаждущим «объективного расследования» следователем заведомо ложные показания принимаются на веру.

Также оставлен без внимания тот факт, что *** использовал автомобиль в качестве такси и вез пассажирку такси, не имея соответствующего страхового полиса (л.д. 145), что могло побудить его принять меры к избежанию ответственности.

Считаю что избежание *** уголовной ответственности мало того что свидетельствует о предвзятости следствия, но и нарушает мои права как потерпевшей.

Прошу Вас *** к уголовной ответственности привлечь и дать правовую оценку предвзятому отношению органов следствия.

Приложение:
1. заведомо ложное объяснение *** (л.д. 30)

«23» января 2012 _______________________ ***

заведомо ложные показания Васюхина

Жалоба в Управление собственной безопасности УВД по Омской области

Управление собственной безопасности УВД по Омской области
644024 г. Омск, ул. Броз Тито. д. 5″а»
телефон: +7 (3812) 79-35-69

от ***

Заявление

В настоящее время я являюсь единственной потерпевшей в рамках уголовного дела №715264 по обвинению моего мужа ***, 1978 г.р., в преступлении предусмотренном ч. 1 ст. 264 УК РФ — причинении мне тяжкого вреда здоровью посредством нарушения ПДД приведшего к ДТП.

Несмотря на неоднократно заявленные ходатайства о прекращении дела за примирением сторон расследование дела продолжалось якобы с целью установления всех обстоятельств.

При этом (с многочисленными нарушениями) устанавливаются обстоятельства обвиняющие *** В.А., но игнорируются признаки преступления в действиях водителя второго транспортного средства ***.

Так например *** (л.д. 30) утверждает что не успел остановить свое транспортное средство так как находился за закруглением проезжей части и увидел опасность столкновения слишком поздно.

Но, во-первых, улица Хабаровская на том участке не имеет закруглений вообще. Во-вторых пассажирка такси, сидевшая справа от *** утверждает (л.д. 29) что увидела встречный автомобиль задолго до находившегося за рулем ***.

Таким образом имеется очевидное противоречие показаний второго участника ДТП показаниям свидетеля и фактическим обстоятельствам. Тем не менее жаждущим «объективного расследования» следователем заведомо ложные показания принимаются на веру.

Также оставлен без внимания тот факт, что *** использовал автомобиль в качестве такси и вез пассажирку такси, не имея соответствующего страхового полиса (л.д. 145), что могло побудить его принять меры к избежанию ответственности.

Прошу Вас расследовать и разъяснить мне что является причиной столь теплого отношения сотрудников полиции к незастрахованному таксисту.

Приложение:
1. заведомо ложное объяснение *** (л.д. 30)

«23» января 2012 _______________________ ***

Заявление Чайке о бездействии по клевете

Чайке Юрию Яковлевичу
Генеральная прокуратура Российской Федерации
ГСП-3 125993 г.Москва, ул.Большая Дмитровка, 15а

от ***

Заявление

Расследуя дело по факту ДТП с моим участием, следователь Швецова Ю. В. включила в дело сведения о погашенном и отмененном осуждении, как о реальной судимости. Вместо реабилитации за незаконно проведенные за решеткой два года, я вынужден вновь выслушивать от представителя властей обвинения в вымогательстве, несмотря на признанную судом их несостоятельность. Что это как не клевета?

Но прокуратура города Омска бездействует в ответ на мое заявление, переправляя его в городской СК. СК в свою очередь не усматривает очевидных признаков преступления и отказывает в привлечении клеветника к уголовной ответственности.

Я прекрасно понимаю, что на территории РФ скорее действует система обычаев и «понятий», а не закона. Что для сотрудников правоохранительных органов важнее сотворить поклеп любой ценой, даже путем клеветы, чем соблюсти законность. Что для надзорных органов круговая порука важнее защиты прав и свобод простого человека.

Но думаю уже пора менять эту порочную практику. Прошу Вас принять меры и привлечь Швецову к уголовной ответственности, а также дать правовую оценку бездействию надзорных органов.

Приложение:
1. Копия моего заявления о преступлении от 28 июня 2011
2. Копия ответа СУ СК по Омской области от 17 августа 2011

«6» сентября 2011 _______________________ ***.

Вранье второго водителя

В марте я попал в ДТП. Весной 2011 года, едучи по Омску, поймал я ямку на дороге. И так неудачно поймал, что меня занесло. И так неудачно занесло, что вынесло боком на встречку, где в меня приехал таксист. В результате жена ехавшая со мной пробыла две недели в коме, а я два месяца лежал не вставая с койки.

Государство, узнав о том что здоровью моей жены был причинен тяжкий вред, начало уголовное дело против меня невзирая на просьбы потерпевшей о прекращении дела за примирением. Дело чуть менее чем полностью состоит из нарушений. Многие из них ранее упоминались в этои блоге.

В этом посте хотелось бы исследовать аспект второго участника ДТП, незаслуженно обойденного вниманием следствия.

Вот что говорит о ДТП пассажирка «такси» второго участника:
vrane-vtorogo-voditelya-1

Вот что говорит сам второй участник:
vrane-vtorogo-voditelya-2

Якобы он не видел опасности, т.к. был за закруглением дороги. Но во-первых там прямая дорога, нет никаких закруглений. Во-вторых пассажирка, сидящая справа почемуто все отлично видела.

vrane-vtorogo-voditelya-3

Зачем же врет второй водитель? Скорее всего он не предпринял всех мер для избежания столкновения, либо существенно превысил скорость и не смог остановить автомобиль. В любом случае вырисовывается как минимум обоюдная вина. Которая усугубляется отсутствем у него в страховом полисе допуска для работы таксистом.

vrane-vtorogo-voditelya-4

Почему ни ГИБДД, ни следователь не исследовали это противоречия и нарушения второго водителя? Может по тем же самым причинам, по которым пытались нарисовать мне опьянение за рулем, а второго водителя отмазывали, проводя дополнительное административное расследование в отношении его одного?

Неужели ГИБДД и ССО РДТП бескорыстно отмазывает незастрахованного таксиста?